Семиреченские казаки: забытое войско

 

Семиреченские казаки охраняли границы Российской империи от набегов из Китая и Туркестана, участвовали в военных походах. Их история показательна и поучительна. Новое казачье войско изначально располагалась в Семиреченской области, которая на настоящий момент расположена на территории двух независимых государств – Киргизии и Казахстана. В этих степных районах казаки появились с 1847 года, когда началось массовое создание казачьих поселений в Киргизской степи, 

дабы обезопасить границы государства от бандитских набегов из Туркестана и Китая. Для этих целей были расквартированы 9-й и 10-й Сибирские казачьи полки. Вскоре местное население (кара-киргизы) приняли русское подданство, что дало возможность казачьим формированиям двинуться вглубь Семиречья. На новой пограничной Заилийской линии сибирские казаки быстро выстроили оборонительные укрепления, который вскоре образовали город Верный (будущий город Алма-Ата). Сибирские полки вынуждены были находиться вдалеке от столицы Сибирского войска - Омска, что создавало проблемы с административным и военным управлени-


ем отдаленных полков. В 1967 году было организовано Семиреченское казачье войско, в котором 9-й и 10-й сибирские полки стали именоваться как 1-й и 2-й семиреченские казачьи полки. Первым атаманом семиреченцев стал генерал-майор Герасим Колпаковский.

        Так, Сибирские казаки создали новое казачье войско. А это было особенно важно, ведь уже во времена правления Александра II казачьи войска приблизились вплотную к границам Китая. К 1868 году все войсковое казачье население Семиречья составляло чуть более 14 000 тысяч человек. В постановлении об организации войска говорилось, что главными задачами является закрепление за Россией территорий, охрана восточных границ и русская колонизация самых дальних краев империи. Известный историк Е. Савельев отмечал, что «казаки умели ужиться с кочевниками и даже с некоторыми побрататься и породниться; вероятно, поэтому, боявшиеся и ненавидевшие „руссов” азиаты относились с большим уважением к казакам».

 Но это не мешало местным аборигенам вести постоянную борьбу против колонизаторов: в 1871 году казаки отправились в поход на город Кульджу, расположенный в китайской части Туркестана, а в 1873 году семиреченцы участвовали в знаменитом Хивинском походе. В итоге местные ханства с помощью казачьего оружия были присоединены к Российской империи. В 1879 году в войске ввели, по примеру Донского войска, новое положение военной службы. Теперь служилый состав разделялся на малолетков, казаков трех очередей и запас; всей казачьей службы 


полагалось: 3 года малолеткам, 12 лет на полевой службе и 5 лет в запасе. Кроме того, в ополчении числились все казаки, способные к конной службе.

       Таким образом Семиреченское Войско выставляло в мирное время 1 конный в 4 сотни полк, а в военное время 3 полка. То есть, как и в Сибирском войске, казаки практически полностью были лишены возможности вести подсобное хозяйство, ведь казаки должны еще выполнять ряд повинностей, в том числе предоставлять свои квартиры приезжим, содержать дороги и мосты, препровождать осужденных, перевозка почты и т.д. При этом не получая достойной оплаты. Все это не мешало казакам участвовать в военных походах. В 1900 семиреченцы участвовали в Китайском походе для усмирения повстанцев-ихэтуаней. По примеру оренбургских казаков, семиреченцы служили в столице России Санкт-Петербурге. В русско-японской войне семиреченцы не участвовали из-за того, что в это время усмиряли мятеж в Туркестане. К началу ХХ века казачье население войска достигло 45 тысяч человек, которые проживали в 19 станицах и 15 выселках. Причем казачьи поселения были разбросаны на огромной приграничной территории, где соседями казаков были китайцы, казахи и киргизы. Однако, с постоянным расширением границ на восток, казачьи войска были не в состоянии прикрывать все новые и новые пространства. Для помощи семиреченцам вскоре были организованы забайкальское и амурское казачьи войска.  Во время Первой мировой войны семиреченцы выставляли 3 конных полка и 13 отдельных (особых) сотен. После Первой мировой и Гражданской войн семиреченские казаки были вынуждены отказаться от своей службы и образа жизни. В новой стране отвага и доблесть казаков была уже не нужна. Да и казаки не могли служить режиму, который в первые же годы привел в действие кровавый механизм расказачивания. Большинство семиреченцев в 1920 году вынужденно эмигрировали в Западный Китай. После крушения Советского Союза казаки-эмигранты не смогли найти своих земель, теперь это территория независимых государств – Казахстана и Киргизии, где уже не помнят, что у истоков бывшей столицы Казахстана Алма-Аты стояли русские казаки.

 

Источник: Семиреченские казаки: забытое войско
© Русская Семерка russian7.ru

СПЕЦНАЗ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ


   Боевое применение сил спецназа в современных конфликтах стало обычной практикой. Это вызвано тем, что современные боевые действия очень часто требуют нанесения хирургически точных и в то же самое время быстрых и незаметных ударов, что и является задачей отрядов специального назначения. На первый взгляд, спецназ – понятие относительно новое, свойственное характеру современных боевых действий. Однако это далеко не так: история отечественного спецназа уходит своими корнями в далёкое прошлое, если быть точнее - в эпоху зарождения казачества в южнорусских степях.


     Слово «пластун» происходит от глагола «пластувати» - ползать, прижимаясь к земле. Таким образом, это слово отражает не только способ незаметного передвижения, но и сам принцип ведения операций: незаметно для противника, сливаясь с окружающей обстановкой. По словам исследователя казачества Д. Кошкарева, ещё запорожцы залегали пластом в днепровских камышах, высматривая неприятеля и совершая небольшие разведовательно-диверсионные операции. В числе 40 запорожских куреней значился так называемый Пластунский, казаки которого исполняли эту службу.

     В ходе русско-турецкой войны (1787-1791г.) боевая выучка пластунов достигла столь высокого уровня, что по итогам этой войны пластунам был присвоен статус особого подразделения в рядах Черноморского казачьего войска. Подразделения пластунов принимали активное участие и в Кавказской войне XIX века. Главной задачей пластунов являлось предотвращение внезапных нападений кавказских горцев на казачьи станицы. С этой целью им надлежало вести постоянное наблюдение за кордонной линией из замаскированных укрытий, залегать в «засеках» и «залогах», то есть устраивать многочасовые засады среди болот и кустов. Однако наблюдение из засады не являлось основной задачей пластунов. Они также совершали рейды по территории неприятеля, патрулировали берега Кубани, исследуя реку на наличие скрытых бродов и своевременно обнаруживая признаки подготовки врага к нападению. Кроме этого, пластуны наносили, выражаясь современным языком, «точечные» удары по отрядам горцев, уничтожая их лидеров, угоняя лошадей, тем самым ограничивая возможности противника к передвижению.

 

     В 1842 году в штатные расписания конных и пеших подразделений Черноморского войска были включены пластунские роты от 60 до 90 человек. Пластунам выдавалось более современное оружие. Именно пластуны первыми получили дальнобойные штуцера с притыкаемыми штыками. С учетом специфики службы пластунам платилось более высокое жалование.

    В случае обнаружения противником в ходе разведки пластуны практически никогда не сдавались. Считалось за правило, что пластун лучше погибнет, чем потеряет свободу. Грамотно выбрав позицию и заблаговременно наметив пути отступления в случае погони, пластуны либо отстреливались, либо сливались с местностью, умело используя её особенности. Неприятель предпочитал избегать прямого столкновения с отрядом разведчиков и не преследовать его, поскольку в этом случае он легко мог попасть в засаду и понести бессмысленные потери от меткого огня пластунов.

    Важной стороной выучки пластуна была психологическая подготовка. Молодых пластунов учили, что в случае встречи лицом к лицу с противником «даже самый храбрый из горцев непременно немного струсит, если рядом не будет свидетелей». Поэтому в подобной ситуации, горец едва ли по собственному желанию решится на схватку с вооруженным казаком.

 

     Пластуном нельзя было стать просто так, только лишь по собственному желанию, так как существовала целая система отбора. Опытные пластуны сами выбирали пополнение в свою команду и будущую смену среди наиболее проверенных и уважаемых воинов. В пластуны старались брать казаков из пластунских семей, чтобы все боевые и охотничьи хитрости передавались из поколения в поколение от отца к сыну. Предпочтение отдавалось казакам средних лет, так как считалось, что молодые не могут быть в должной мере терпеливыми и усидчивыми, а старые уже тяжеловаты на подъем и недостаточно быстрые. Для прохождения придирчивого отбора было недостаточно одной отваги и природной удали, требовалось еще и умение стрелять без промаха, и обладать отменным физическим здоровьем и выносливостью.

   Особенный упор делался на терпение и хладнокровие, что объясняется спецификой работы пластуна. Ведь в засаде им приходилось часами лежать или сидеть в камышах, колючем кустарнике, а порой и в ледяной воде или зарывшись в снег, ни в коем случае не обнаруживая своего присутствия случайным движением.

 

 Манеру действия пластунов их современники характеризуют выражением «волчья пасть и лисий хвост», что обозначает хитрость, незаметный тихий подход и внезапное грозное нападение. К главным достоинствам пластуна относилось умение скрыть собственные передвижения, первым 


выявить местонахождение неприятеля и заманить его в засаду. Особым уважением пользовались казаки, умевшие читать «сакму» (след врага), по нему определявшие число противников и траекторию их движения.

Свои собственные следы, если не было возможности скрыть их вовсе, пластуны тщательно запутывали, используя для этого разные приемы: двигались задом наперед, скакали на одной ноге, всячески скрывая направление своего движения и число человек в отряде.

Участие пластунов в боевых операциях разных лет

Пластуны принимали участие не только в боевых операциях на Кавказе, их выдающиеся качества приносили пользу Отечеству и на других неспокойных рубежах. Во время Крымской войны пластунские подразделения успешно участвовали в боях под Балаклавой и в легендарной обороне Севастополя. Пластуны предпринимали вылазки в окопы неприятеля, и с присущей им аккуратностью бесшумно снимали часовых, уничтожали вражеские орудия, а однажды даже захватили и донесли к своим три мортиры противника.

Пластунские подразделения были задействованы во всех русско-турецких войнах, в Русско-персидской и Русско-польской войнах, а на фронтах Первой мировой сражалось 24 пластунских батальона. Для организации знаменитого Брусиловского прорыва в 1916 году было привлечено 22 батальона пластунов.

В Великой Отечественной войне пластунскими назывались несколько казачьих батальонов, полков, а также одна дивизия. За свои боевые качества и бесстрашие фашисты называли пластунов «сталинскими головорезами». Высокую оценку боеспособности бойцов-пластунов давало не только командование Советской армии, но и западные военные специалисты, в числе которых были и эмигрировавшие офицеры-пластуны служили в качестве консультантов при подготовке морской пехоты США, а также некоторых специальных частей французской армии, например, Иностранного легиона.

 

Напрашивается вопрос, возможно, теперь с целью сохранения традиций нашему военному руководству стоило бы задуматься о присвоении особо отличившимся подразделениям сил спецназа почетного наименования «пластунские».

Казаки в Великой Отечественной войне

 

   В 1936 году в связи с возникновением опасности агрессии со стороны Германии были сняты ограничения на службу казачества в отрядах РККА. Данное решение получило большую поддержку в казачьих кругах, в частности, донским казачеством Советскому правительству было отправлено следующее письмо, опубликованное в газете «Красная звезда» от 24 апреля 1936 года:

 

Пусть только кликнут клич наши Маршалы Ворошилов и Буденный, соколами слетимся 


мы на защиту нашей Родины ... Кони казачьи в добром теле, клинки остры, донские колхозные казаки готовы грудью драться за Советскую Родину...

 

      В соответствии с приказом Наркома обороны К. Е. Ворошилова N 67 от 23 апреля 1936 года некоторые кавалерийские дивизии получили статус казачьих. 15 мая 1936 года 10-я территориальная кавалерийская Северокавказская дивизия была переименована в 10-ю Терско-Ставропольскую территориальную казачью дивизию, 12-я территориальная кавдивизия, размещенная на Кубани была переименована в 12-ю Кубанскую территориальную казачью дивизию, 4-я кавалерийская Ленинградская Краснознаменная дивизия имени товарища Ворошилова была переименована в 4-ю Донскую казачью Краснознаменную дивизию имени К. Е. Ворошилова, 6-я кавалерийская Чонгарская Краснознаменная имени товарища Буденного переименована в 6-ю Кубано-Терскую казачью Краснознаменную дивизию им. С. М. Буденного, на Дону так же была сформирована 13-я Донская территориальная казачья дивизия.

     Кубанские казаки проходили службу в составе 72-й кавалерийской дивизии, 9-й пластунской стрелковой дивизии, 17-го казачьего кавалерийского корпуса (позже переименован в 4-й гвардейский Кубанский кавалерийский корпус), оренбургские казаки служили в 11-й (89-й) 8-й Гвардейской Ровенской ордена Ленина, ордена Суворова казачьей кавалерийской дивизии и ополченческой казачьей дивизии в г. Челябинске. В состав отрядов иногда включались казаки, ранее служившие в Белой армии (как, например, К. И. Недорубов) или имеющие родство с репрессированными и неблагонадежными лицам. Специальным актом было восстановлено ношение ранее запрещенной казачьей формы. Казачьими частями командовали Н. Я. Кириченко, А. Г. Селиванов, И. А. Плиев, С. И. Горшков, М. Ф. Малеев, И. В. Тутаринов, Я. С. Шарабурко, П. Я. Стрепухов, В. С. Головской, Ф. В. Камков, М. И. Суржиков и другие военачальники как казачьего, так и неказачьего происхождения.

   2 августа 1942 года близ станицы Кущевской 17-й кавалерийский корпус генерала Н. Я. Кириченко в составе 12-й и 13-й Кубанских, 15-й и 116-й Донской казачьих дивизий остановил наступление крупных сил вермахта, продвигающихся от Ростова на Краснодар. Казаками были уничтожены до 1800 солдат и офицеров, взяты в плен 300 человек, захвачены 18 орудий и 25 минометов.

    На Дону казачья сотня из станицы Березовской под командованием 52-летнего казака, старшего лейтенанта К. И. Недорубова в бою под Кущёвской 2 августа 1942 года в рукопашной схватке уничтожила свыше 200 солдат вермахта, из которых 70 было уничтожено К. И. Недорубовым, получившим звание Героя Советского Союза.

     В большинстве случаев вновь сформированные казацкие части, добровольческие казацкие сотни были плохо вооружены, в отряды, как правило, приходили казаки с холодным оружием и колхозными лошадями. Артиллерия, танки, противотанковые и зенитные средства, подразделения связи и саперов в отрядах, как правило, отсутствовали, в связи с чем отряды несли огромные потери. К примеру, как упоминается в листовках кубанских казаков «они прыгали с седел на броню танков, закрывали смотровые щели бурками и шинелями, поджигали машины бутылками с зажигательной смесью»

     С 1943 года происходило объединение казачьих кавалерийских дивизий и танковых частей, в связи с чем образовывались конно-механизированные группы. Лошади использовались в большей степени для организации быстрого перемещения, в бою казаки были задействованы в качестве пехоты. Из кубанских и терских казаков так же было сформированы пластунские дивизии. Из числа казачества, 262 кавалериста получили звание Героя Советского Союза, 7 кавкорпусов и 17 кавдивизий получили гвардейские звания.

 

Источник: http://oppps.ru/specnaz-rossijskoj-imperii-plastuny.html

Православие.Ru
Проект «Закон Божий»